Connect with us

Hi, what are you looking for?

Красота и здоровье

Производители антител проиграли гонку с эпидемией вируса Эбола

производитель


семнадцать сентября южноамериканский президент Б. Обама признал, что эпидемия лихорадки Эбола, охватившая Западную Африку, становится неконтролируемой. Пробы сдержать распространение заболевания, изолируя нездоровых и прослеживая их социальные связи, провалились.

На данный момент мировое общество всю надежду ложит на биомедицинские средства: моноклональные вакцины и антитела. Но производители фармацевтических средств от лихорадки Эбола уже проиграли гонку – эпидемия распространяется через чур скоро, чтоб биотехнологические и лекарственные компании имели возможность за ней поспеть.

Основная проблема, согласно точки зрения западных исследователей, – фатально ограниченные производственные мощности.
С позиций науки создание вакцины от лихорадки Эбола не есть кое-чем очень сложным.

У лекарственных компаний имеется опыт производства схожих препаратов, а опробования на животных показали, что вирус довольно , скорректировав иммунную реакцию. Не глядя на то, что одна лихорадка разрушительна для организма (речь входит сначала о геморрагическом синдроме), для защиты от нее маленького количества нейтрализующих антител, – утверждает Джон Элдридж (John Eldridge), основной научный работник компании Profectus BioSciences, которая также готовит вакцину от лихорадки Эбола, но финансирования до того времени пока фактически не взяла. Главные трудности связаны потому с массовым созданием.
Идеальнее всего дела обстоят с вакциной, которую сделали южноамериканские ученые и создаёт британская компания GlaxoSmithKline (GSK): уже с второго сентября она проходит опробования на людях.

GSK давала слово выдать до 10 тыщ доз вакцины (она складывается из поверхностного белка вируса Эбола, вшитого в ослабленный аденовирус шимпанзе) к Январю. Но такой количество эпидемию не приостановит: необходимы много тыщ доз, и при имеющихся масштабах производства они будут доступны только через 18 месяцев. Компания рассматривает возможность расширения, но ей должны обеспечивать рынок сбыта для вакцины. Когда мы связались с Глобальной организацией здравоохранения в марте, когда стали известны 1-ые случаи инфецирования, никто не показал энтузиазма.

Нам ответили: «Благодарю, мы перезвоним», – гласит Рипли Баллу (Ripley Ballou), начальник программки.
Через чур не много и через чур поздно

Сотрудник мед работ распыляет дезинфицирующее средство над либерийцем, умирающим от лихорадки Эбола.
Тесты на людях начала проходит и 2-ая вакцина, которую мировое научное общество вычисляет более эффективной.

Сделали ее сотрудники канадской Государственной микробиологической лаборатории, а создание (по лицензии) поручили малеханькой биотехнологической компании NewLink Genetics (направляться, штат Айова). Продукт складывается из поменянного вируса везикулярного стоматита (передающего большой скот ), куда запихнут ген поверхностного белка Эболы. Компания может представить всего одна тыща 500 доз. Свою вакцину готовит и Profectus BioSciences, но для увеличения производства с 5 до 20 тыщ доз компании также нужен гарантированный источник финансирования.

В Русской Федерации я считаю на данный момент более весомым моментом создание ПЦР и ИФА диагностикумов и лошадиного иммуноглобулина, чтоб иметь хотя бы средство критической профилактики. Это то, что уже отработано и делалось. Целенаправлено также вернуться к разработке моноклональных антител, тем паче что в коллекции уже имеется гибридома, продуцирующая нейтрализующие антитела против нуклеопротеина вируса Эбола, и как мы знаем, что необходимо для получения нейтрализующих антител к поверхностному гликопротеину. К разработке российскей вакцины также необходимо безотложно приступать, тем паче что подходы к работоспособным конструкциям на данный момент широко размещены, – гласит Александр Чепурнов, научный сотрудник Института медицинской иммунологии СО РАМН.

В принципе, создавать вакцины очень просто: необходимо вырастить побольше начальных вакцинных вирусов (так именуемый производственный штамм), собрать их и обработать. Okairos, малая итальянская компания, которая делает вакцину для GSK, выращивает вирус в клеточной полосы, содержащейся в разовых биореакторах емкостью до двести л.. Для заявленных 10 тыщ доз понадобится примерно два месяца.
Основоположник Okairos Риккардо Кортезе (Riccardo Cortese) объявил, что 10 миллионов баксов будет довольно для переоборудования комплекса: компания имела возможность бы обработать неоднократно больше четырехсотлитровыми биореакторами всего за два месяца.

При таких масштабах производства компания имела возможность бы создавать 100 тыщ доз за месяц.
Но Баллу более осмотрителен в собственных оценках. Сначала уже наблюдается недочет начальных вакцинных вирусов: пробирок было не так достаточно много, и мы уже исчерпываем российские припасы. Во-2-х, лучшая среда для производства – это большие биореакторы емкостью выше тыщи л., похожие на цистерны для перевозки пива.

Проблема в том, что клеточные полосы поторопить очень тяжело: скорость роста клеток детерминирована на биологическом уровне. В самом наидобрейшем случае, утверждает Баллу, много тыщ доз готовься только через девять месяцев, а стоить это будет не меньше 20 5 миллионов баксов.
Ведущий российский эксперт гласит о смертельном заболевании
Такие же проблемы появились с продуктами для исцеления заболевших лихорадкой.

ZMapp (смесь 3-х моноклональных антител, взятых в растительном субстрате – в страничках табака) показал свою эффективность на мартышках и был выдан, в порядке опыта, 7 заболевшим. Но на данный момент у компании, калифорнийской Mapp Biopharmaceutical, осталось всего одна доза! Целый производственный цикл занимает пару месяцев и дает на выходе пару 10-ов доз – и это максимум.

Министерство здравоохранения США ведет переговоры еще с 2-мя компаниями, но их способности также ограничены сотками доз за месяц.
Имеется и 2-ой выход – растить антитела не в табаке, а в клеточных линиях ЯКХ (взятых из клеток яичников китайского хомячка).

Это стандартная разработка для получения моноклональных антител, дешёвая десяткам биотехнологических компаний в мире. Но загвоздка в том, что один из компонент ZMapp в клеточках ЯКХ действует наименее результативно. На данный момент канадские и южноамериканские ученые, которые и подобрали лучший коктейль из антител, отыскивают вещества и другие композиции, более
На данный момент в Конгрессе США на рассмотрении находится закон, что предоставит южноамериканскому Минздраву 50 восемь миллионов баксов на разработку фармацевтических средств и вакцин от лихорадки Эбола.

МВФ также может выделить государствам Западной Африки 100 20 семь миллионов баксов. Это окажет помощь в борьбе с эпидемией, но революционных достигнутых результатов ждать не надо. Я не знаю, вовремя ли подоспеют эти контрмеры, и сможем ли мы приостановить процесс.

Но я надеюсь, что к тому моменту, когда вспыхнет последующая эпидемия, нужные деяния будут предприняты ну и то, что мы лицезреем на данный момент, уже больше ни в коем случае не повторится, – заявил представитель министерства.
Даже в случае если создание вакцин получится прирастить в 10-ки раз, обозримой перспективе ее не хватит для стран, где уже свирепствует эпидемия. Имеется шанс, что лихорадку Эбола оказаться не разрешить войти в незапятнанные примыкающие местности – благодаря вакцинации в виде кольца около очага заболевания.

Такая близкая к реальности картина. Но мы бежим наперегонки с временем, – заявила доктор Мари-Поль Кини (Marie-Paule Kieny) из ВОЗ.